ЭКСКУРСИИ ПО РОЖДЕСТВЕНСКИМ ЯРМАРКАМ С 1.12 ПО 24.12

Агнес Бернауэр - нежеланная невестка

Печальный роман Агнес Бернауэр, дочери банщика из Аугсбурга, и Альбрехта III, будущего герцога Баварско-Мюнхенского, начался, вероятно в феврале 1428 года. Они познакомились во время ежегодного карнавала. Скорее всего, двадцатисемилетний Альбрехт III, как и многие его современники, препочитал проводить часть холодного карнавального времени в бане, которые тогда были очень популярны во всех городах - вдоль одной улицы часто располагалось множество бань. Туда за небольшую плату могли попасть все горожане, кроме евреев. Здесь по желанию клиента банщик мог побрить бороду, поставить банки, пустить кровь, а банщицы, которых было легко узнать по тонким белым платьям с открытыми плечами и спиной и вышитым сеточкам для волос, делали массаж и мыли посетителей с головы до ног. 


Особенно в холодное время года бани были переполнены влюбленными парочками. Название "банные деньги" вместо "чаевые" впервые упоминается в 1470 году в нюрнбергской "Книге архитектора" Эндерса Тухера. И в самом деле, для средневекового человека одно из главных удовольствий составляли посиделки в деревянной бочке в компании друзей, с хорошей едой и музыкой. Вполне возможно, Агнес помогала отцу в работе и, к счастью Альбрехта III, однажды обслуживала его. 
О самой Агнес известно очень мало: ее детство, ее мысли, ее характер покрыты мраком. Единственное, что можно сказать о ней: она была хрупкого телосложения и очень хороша собой. Кроме того, у нее были светлые волосы. Альбрехт III называл ее благородной и достойной почестей. 

 


Несмотря на огромнyю разницу положений, Альбрехт III вскоре женился на Агнес. Большего удара для родителей, особенно для его отца, герцога Эрнста I, невозможно было себе представить. Банщики были низшим слоем общества. Император Венцель (сын императора Карла IV, единственный императорский наследник, родившийся в Нюрнберге) имел особую слабость к палачам и банщикам, и специальным указом повелел уравнять ремесло банщиков с остальными ремеслами Священной Римской империи и запретил "высмеивать банщиков и уничижительно говорить об их услугах", но кусок бумаги не мог в одночасье расправиться с предубеждениями.
К тому же, у Эрнста I Альбрехт был единственным сыном. Его жена Элизабет родила еще трех дочерей, а племянники оказались не слишком жизнеспособны и умирали вскоре после рождения.
Дети Альбрехта и Агнес не могли наследовать титул из-за социального неравенства супругов. Откуда же было взяться наследникам? И почему Альбрехт, как все люди его круга, не мог просто сделать Агнес своей фавориткой? Эти мысли всерьез занимали Эрнста I. Ведь даже императоры заводили связи с простыми женщинами, и те иногда рожали детей от этих связей. Будучи императорскими бастардами, они тоже могли занять привилегированное положение в обществе, однако официальными наследниками становились редко. 
Летом 1429 года Агнес родила дочь, которую назвали Сибиллой. Вместе с герцогом они проживали в Старом Дворе в Мюнхене. Несмотря на желание отца объявить брак недействительным, Альбрехт твердо стоял на стороне жены. 

Современники описывают Альбрехта как человека храброго, справедливого, гуманного и не тщеславного. Среди прочего, он выступал против телесных наказаний. Он поддерживал поэтов, было очень музыкален, мягкосердечен и слыл в высшей степени набожным. Папа Римский наградил его ватиканским орденом: золотой розой.

Чтобы избавиться от нежеланной невестки, Эрнст I плетет интриги и втягивает в них своего брата - герцога Баварии-Ландсхута. Нужно, чтобы Агнес осталась без защиты, и герцог приглашает Альбрехта на охоту. Тот, ничего не подозревая, охотно соглашается. Агнес остается одна в замке в Штраубинге, где в то время жила ее маленькая семья.
Эрнст I немеделенно воспользовался шансом арестовать Агнес. Даже после многих уговоров она не захотела отказаться от своей брачной клятвы, и тогда, в ходе быстрого судебного процесса, ее обвинили в колдовстве, а именно в любовных чарах и черной магии. Согласно приговору, она была виновна в том, что Альбрехт страдал меланхолией, кроме того, она якобы пыталась отравить Эрнста I и его малолетнего племянника. Необычайно скорый суд оправдали тем, что речь шла об особо опасном колдовстве с применением особо опасных средств. 
В то время женщины уже по признаку своего пола подозревались в магии. Церковные служители считали, что женщины менее благоразумны, чем мужчины, и потому легче подпадают под власти злых сил. Доминиканцы были особенно усердны в преследовании ведьм. Они утверждали, что с помощью колдовства можно внушить любовь или ненависть, помешать зачатию, испортить урожай, вызвать непогоду, сделать человека больным или сумасшедшим. 

 

До 12 века церковь считала веру в колдовство греховной, и только потом стало греховным не верить в чары и ведьм. Обвинение в колдовстве стало хорошим средством для избавления от неугодного человека. Враги Господа должны были быть немедленно уничтожены, а палачи Штраубинга по всей стране славились искусством пыток. Их специально приглашали в Мюнхен, чтобы они могли продемонстрировать свое искусство перед широкой публикой.
Агнес надеялась на скорое возвращение мужа и даже перед лицом пыток не признала свой брак недействительным. 
Колдунов обычно присуждали к сожжению заживо, утопление было относительно мягкой казнью. По велению своего свекра Агнес была присуждена к утоплению. Ее правую кисть привязали к большому пальцу левой ноги, левую - к правому, так, что она не могла пошевелиться, затем бросили в Дунай. Ее возлюбленный супруг не успел вернуться ко дню казни. 


Однако, когда он узнал о ее смерти и разгадал заговор своих отца и дяди, он впал в ярость. Он объединил свои силы со злейшим врагом своего отца, Людвигом Баварско-Ингольштадстким, и выступил в вооруженный поход. Позже отец и сын примирились, но своему дяде Альбрехт никогда не простил гибели Агнес.
В 1437 году Альбрехт уступил желанию отца и женился на женщине своего круга. Избранницей Эрнста I стала шестнадцатилетняя Анна, дочь герцога Брауншвайга-Грубенхагена, которая родила в браке семеро сыновей и три дочери. Линия герцогов Баварско-Мюнхенских выродилась только в 18 веке.
Сибилла, единственная дочь Агнес и Альбрехта, воспитывалась при дворе отца. Она вышла замуж, скоро овдовела, и вышла замуж второй раз. От второго мужа она родила троих детей.
Альбрехт не забывал Агнес. Сначала ее тело было похорено там, где выплыло из реки: в одной из частей Штраубинга. Позже Альбрехт, согласно желанию супруги, которое она высказывала еще при жизни, похоронил ее прах в монастыре кармелитов, построил часовню и заказал вечную мессу.