Еврейские женщины Средневековья

Имена многих иудеек, живших в средневековом Нюрнберге, дошли до наших дней благодаря печальным обстоятельствам.


В 1296 году Исаак бен Самуэль начал писать книгу, известную сегодня как Нюрнбергская Книга Памяти. Изначально это была рукопись с молитвами, приуроченная к открытию новой синагоги. Через два года по всей Священной Римской империи прокатилась волна погромов, унесшая в Нюрнберге 628 жизней. В числе убитых оказался и Исаак бен Самуэль, его жена Голдлин и пятеро их детей. Возможно, имена погибших записала Ребекка, дочь известного раввина Меир бен Баруха. Она пережила погром в Ротенбурге и еще в 1320 году жила в Нюрнберге.


Так сохранилось и имя Рихенцы, женщины, которая упоминалась в Ротенбурге как "Judea magistra". Рихенца выполняла на богослужениях важную функцию: переводила мужские молитвы для женщин с иврита на идиш; она упоминается в Книге Памяти как нюрнбергская женщина-кантор. В 1298 году она погибла при погроме в Ротенбурге. 


В Нюрнберге синагога находилась на месте теперешней церкви Девы Марии на Рыночной площади. Она была построена и обустроена не только на пожертования мужчин, но и женщин. Так, супружеская пара Рахель и Иехиль пожертвовалa на открытие женской школы при синагоге, Исаак и его жена Батсеба на свои средства покрыли пол синагоги камнем, супруги Соломон и Бруна поставили биму (возвышение в центре, откуда читают Тору), Циппора дала деньги на ковер, Маимона финансировала Тору на иврите, и много других женщин выделяли средства для синагоги, даже если в Книге Памяти не описано подробно, как эти деньги были использованы.
 

Рыночная площадь Нюрнберга. На заднем плане церковь, построенная на месте разрушенной синагоги.


Раввин Меир бен Барух, который прожил 40 лет в Ротенбурге и считался выдающимся человеком средневековой Германии, был не только раввином и учителем, но и знатоком Талмуда, у иудеев второй по важности книги после Торы. К нему обращались евреи из Германии, Австрии, Богемии и Франции за советом по вопросам организации общественной жизни. Например, он решал, имеет ли женщина право на имущество, нажитое в браке, если она сама была причиной развода. Некоторые религиозные обычаи бен Барух менял самостоятельно. Так, он пишет, что в очень многих местах во время церемонии обрезания женщина (не мать ребенка, но кто-то вроде христианской крестной) сидит на полу в центре синагоги и держит младенца на коленях, а мужчины стоят вокруг нее. Не подобает, считал раввин, нарядной женщине находится в синагоге вместе с мужчинами, нельзя обрезать младенца у нее на руках. 


К привилегированным обязаностям женщин относились три религиозных завета: они руководили зажжением и благославлением шаббатных свечей на закате пятницы; они отрывали кусок теста при домашней выпечке хлеба в качестве символической жертвы Богу; и, наконец, после ежемесячных кровотечений и рождения ребенка женщина должна была совершить традиционное омовение в микве. Микву наполняли свежей проточной водой, и она обязательно имелась в каждой религиозной общине. Кроме того, женщины были домашними менеджерами: они должны были хорошо планировать шаббат, соблюдая при этом два календаря - иудейский и христианский. В шаббат запрещено было работать, по воскресеньям в христианском городе нельзя было ничего продавать и покупать.
 

Еврей-ростовщик


В 11 веке у ашкеназов, евреев средневековой Германии, появились новые законы, дававшие женщинам ряд прав. Например, мужчинам было запрещено разводиться без согласия жен. В отличие от христианства, которое в Средневковье видело в бракe только средство избежать разврата, у иудеев брак считался и считается данным Богом. Перед свадьбой заключался брачный договор, кетуба, где подробно описывaлись права и обязанности супругов. Муж должен был почитать жену, обеспечивать и удовлетворять ее сексуальные потребности. Также оговаривался развод. Например, в 1401 году еврейка Ханна подписывает такой договор со своим женихом Иедидией: если она разведется с мужем, он вернет ей ее приданое, в случае ее смерти обязан будет отдать имущество жены ее семье. 


Запрещено было бить жен. Если муж поднимал руку на жену, его не только изгоняли из общины, но и физически наказывали, а если избиения повторялись многократно, отрубали руку. 


На надгробных камнях обычно упоминали имена отцов, но иногда и матерей, особенно в случае, если женщина перешла в иудейскую веру из другой. Так, на надгробии женщины, принявшей имя Эстер, написано: "дочь нашей матери Сары", библейской праматери.


Евреи не считались в полной мере гражданами средневекового города. Они должны были приносить специально придуманную для них "еврейскую клятву". Все члены семьи автоматически относились к мужчине, но официально не имели гражданства; если супруг умирал, гражданство переходило к его жене. Таким образом, она юридически становилась главой семьи, ей подчинялись сыновья и зятья. Иногда гражданство давали и одиноким женщинам.


25% деловых людей среди евреев были женщинами - ситуация, у которой в средневековом мире не существовало аналогов. Прежде всего, это были денежные дела, так как христианские законы запрещали иудеям заниматься ремеслами. Часто женщины участвовали в  семейным бизнесе наравне с мужчинами.
 

Сожжение евреев, Шеделевская хроника.


В Нюрнберге семья Рапп была одной из самых состоятельных иудейских семейств. Родители Якоб и Гутта совместно давали деньги в рост. Когда муж в 1383 году умер, жена продолжала успешно руководить предприятием. В результате преследования евреев в Ротенбурге, Виндсхайме и Вайсенбурге она передала "без малейшего принуждения" 1000 гульденов городскому совету Нюрнберга в качестве "защитной выплаты", в то время как вся остальная еврейская община собрала в общей сложности 2200 гульденов. Когда в Нюрнберге вышел приказ о прощении долгов, вдова Гутта пострадала больше других: она потеряла 13 000 гульденов. Она вынуждена была покинуть Германию и позже многократно судилась с Нюрнбергом в надежде вернуть свое состояние. 


Женщины также занимались изготовлением тканей, торговлей продуктами, медициной. Особенным почетом пользовались акушерки. Обычно на надгробных камнях указывали только имя и возраст. В Германском национальном музее в Нюрнберге хранится камень с еврейского кладбища, датированный 1313 годом: "Здесь лежит цветущее дерево, Ева, акушерка".