Дом Шанель до сих пор отрицает скандальное прошлое своей основательницы. Лагерфельд называет его ничем не подтвержденными слухами. Однако у слухов есть основания - великая Коко Шанель в свое время работала на нацистов и едва не повлияла на исход войны. 

Строгие допросы, недели в камере без света - после конца войны в 1945 году британская тайная служба М16 допрашивала Вальтера Шелленберга, шефа шпионской разведки СС. Шелленберг поведал англичанам о плане, который, несмотря на легкомысленное название "Модная шляпка", мог изменить течение войны, после чего фильм Тарантино "Бесславные ублюдки" не показался бы вымыслом. Основными составляющими были самонадеянные нацисты, смелые мечты, британский премьер-министр и всемирно известная создательница моды из Парижа.
В 1944 Шелленбергу доложили "о некой мадам Шанель". Она была настолько близко знакома с Черчиллем, что могла бы вести с ним переговоры. Цель: мирный договор между Британией и Германией - после поражения немцев под Сталинградом и высадки американцев в Нормандии удивительно наивные надежды. 
Шелленберг отнесся к плану серьезно, мадам Шанель прибыла в Мадрид, и передала британскому послу, с которым была в дружеских отношениях, очень неясно сформулированное письмо Черчиллю. Черчилль получил письмо с опозданием: его не было в Лондоне, он лежал с лихорадкой в Тунисе.
Показания Шелленберга сохранились в архивах, его план относительно Коко Шанель больше не тайна: уже в 1974 году биограф Шанель упоминает план "Модная шляпка". 

Хрупкая изобретательница маленького черного платья, которое Шарль де Голль провозгласил достоянием французской культуры, на самом деле была маленькой коричневой, которая во время оккупации Франции с 1940 по 1944 год открыто сотрудничала с нацистами. У нее был роман со специальным атташе Геббельса в Париже, Гансом Гюнтером фон Динклаге. Сестра жены фон Динклаге описывает его как человека необыкновенной красоты, которая привлекала как женщин, так и мужчин. Коко Шанель тоже не устояла перед его чарами. Их роман длился и после войны, несмотря на то, что мадам была на тринадцать лет старше своего любовника.


В 1940 году ей было 57 лет, и она влюбилась в фон Динклаге. Благодаря ему она снимала двухкомнатный номер в отеле "Риц", где во время оккупации жила практически только нацистская элита. В 1941 году Шанель вносят под ее гражданским именем Габриэль в списки агентов Германии под номером F-7124 под кодовой кличкой "Вестиминстер", в честь ее бывшего любовника, герцога Вестминстерского. 


Шанель удалось выручить своего арестованного племянника и почти вернуть контроль над  парфюмерной линией "Шанель номер пять", которая принадлежала еврейской семье Вертмайеров. Когда мадам допрашивали в 1946 году, она назвала все обвинения "бредовыми измышлениями". Скорее всего, именно Черчилль собственной персоной позаботился об освобождении Шанель, когда в 1944 году ее арестовали в Париже.
Через несколько лет  Шанель с блеском вернулась в мир моды, и супруга президента Помпиду сделала ее своим придворным модельером. Она дожила до глубокой старости и скончалась в Париже в возрасте 87 лет.
 

Обстоятельства ее сотрудничества с нацистами снова всплыли на поверхность уже после ее смерти. Газеты писали о давно известном антисемтизме Шанель. В шестидесятых годах она сформулировала: "Я боюсь только китайцев и евреев. Евреев, пожалуй, даже больше".
Впрочем, мадам вряд ли была большой поклонницей нацистского режима. Скорее, ей нравилась та беззаботная роскошная жизнь, которую обеспечивала ей связь с властями. Остальное ее не интересовало.

 

Похожие статьи:
История Эйме и Ягуара